Поэты о Здоровье — 2

Петр Вяземский

Для славы ты здоровья не жалеешь,…

Для славы ты здоровья не жалеешь,

Но берегись, недолго до греха;

Над рифмою ты целый век потеешь,

А там как раз прозябнешь от стиха.

1818

Олег Бундур

Ледяная вода

Я стою у края ванны

Утром, как на берегу.

И подумать даже странно:

Неужели вновь смогу?

 

Окатил себя водою

От макушки и до ног,

Так доволен я собою,

Что не струсил, снова смог!

 

Нет ни дрожи, ни мурашек –

Полотенцем их сводил.

Ничего теперь не страшно,

Если утром победил!

Владимир Высоцкий

Я уверен, как ни разу в жизни…

Я уверен, как ни разу в жизни —

Это точно,-

Что в моем здоровом организме —

Червоточина.

 

Может, мой никчемный орган — плевра,

Может — многие,-

Но лежу я в отделенье невро-

паталогии.

 

Выдам то, что держится в секрете,

Но, наверное,

Наше населенье на две трети —

Люди нервные.

Эврика! Нашел — вот признак первый,

Мной замеченный:

Те, кто пьют — у них сплошные нервы

Вместо печени.

 

Высох ты и бесподобно жилист,

Словно мумия,-

Знай, что твои нервы обнажились

До безумия.

 

Если ты ругаешь даже тихих

Или ссоришься —

Знай, что эти люди — тоже психи,

Ох, напорешься!

1969

Ольга Матыцина

Совет

Чем больше к доктору мы ходим,

Тем больше хворей в нас находят,

Давно пора нам всем понять –

Врача нам надо поменять:

На спорт, диету и закал,

На обливанья и вокал.

Роберт Рождественский

Неправда, что время уходит…

Неправда, что время уходит.

Это уходим мы.

По неподвижному времени.

По его протяжным долинам.

Мимо забытых санок посреди сибирской зимы.

Мимо иртышских плесов с ветром неповторимым.

Там, за нашими спинами,—

мгла с четырех сторон.

И одинокое дерево, согнутое нелепо.

Под невесомыми бомбами —

заиндевевший перрон.

Руки, не дотянувшиеся до пайкового хлеба.

Там, за нашими спинами,—

снежная глубина.

Там обожженные плечи деревенеют от боли.

Над затемненным городом песня:

«Вставай, страна-а!..»

«А-а-а-а…» — отдается гулко, будто в пустом соборе.

Мы покидаем прошлое.

Хрустит песок на зубах.

Ржавый кустарник призрачно топорщится у дороги.

И мы на нем оставляем

клочья отцовских рубах

и надеваем синтетику, вредную для здоровья.

Идем к черте, за которой —

недолгие слезы жен.

Осатанелый полдень.

Грома неслышные гулы.

Больницы,

откуда нас вынесут.

Седенький дирижер.

И тромбонист,

облизывающий пересохшие губы.

Дорога — в виде спирали.

Дорога — в виде кольца. Но —

отобедав картошкой или гречневой кашей —

историю Человечества

до собственного конца

каждый проходит по времени.

Каждый проходит. Каждый.

И каждому — поочередно — т

о солнечно, то темно.

Мы измеряем дорогу

мерой своих аршинов.

Ибо уже установлено кем-то давным-давно:

весь человеческий опыт —

есть повторенье ошибок…

И мы идем к горизонту.

Кашляем.

Рано встаем.

Открываем школы и памятники.

Звезды и магазины…

Неправда, что мы стареем!

Просто — мы устаем.

И тихо отходим в сторону,

когда кончаются силы.

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий