Весна, весна, пора любви

Весна, весна, пора любви,
Как тяжко мне твое явленье,
Какое томное волненье
В моей душе, в моей крови…
Как чуждо сердцу наслажденье…
Все, что ликует и блестит,
Наводит скуку и томленье.
—-
Отдайте мне метель и вьюгу
И зимний долгий мрак ночей.

1827 г.

Три ключа

В степи мирской, печальной и безбрежной,
Таинственно пробились три ключа:
Ключ юности, ключ быстрый и мятежный,
Кипит, бежит, сверкая и журча.
Кастальский ключ волною вдохновенья
В степи мирской изгнанников поит.
Последний ключ — холодный ключ забвенья,
Он слаще всех жар сердца утолит.

1827 г.

Молчание

Ты верен святости обряда, и в том душа твоя права. ты слов боишься, но не надо переоценивать слова. я понимаю, понимаю. твое смятение щажу, и тоже молча обнимаю, и тоже молча ухожу. ты не преступишь обещанья, ты не откликнешься на зов, но не солжет твое молчание- оно отчаяннее слов. Все изумленнее, жаднее, нежнее слушаю его.…

Людские души – души

Людские души – души разные, не перечислить их, не счесть. Есть злые, добрые и праздные и грозовые души есть.   Иная в силе не нуждается, ее дыханием коснись – и в ней чистейший звук рождается, распространяясь вдаль и ввысь.   Другая хмуро–неотзывчива, другая каменно–глуха для света звезд, для пенья птичьего, для музыки и для стиха.…

Охота на волков

Рвусь из сил и из всех сухожилий, Но сегодня — опять, как вчера, — Обложили меня, обложили, Гонят весело на номера!   Из-за елей хлопочут двустволки — Там охотники прячутся в тень. На снегу кувыркаются волки, Превратившись в живую мишень.   Идёт охота на волков, идёт охота! На серых хищников — матёрых и щенков. Кричат…

Песня о земле

Кто сказал: «Всё сгорело дотла, Больше в землю не бросите семя!»? Кто сказал, что Земля умерла? Нет, она затаилась на время!   Материнства не взять у Земли, Не отнять, как не вычерпать моря. Кто поверил, что Землю сожгли? Нет, она почернела от горя.   Как разрезы, траншеи легли, И воронки — как раны зияют. Обнажённые…

Нас предрассветная

Нас предрассветная заря
Надеждой радует не зря,
И неспроста пугает нас
Тревожный сумеречный час.
Лишается земля примет,
Когда на ней исчезнет свет,
Все дело в свете, но и он
Лишь темнотой на свет рожден.

Моим стихам

Моим стихам, написанным так рано, Что и не знала я, что я – поэт, Сорвавшимся, как брызги из фонтана, Как искры из ракет,   Ворвавшимся, как маленькие черти, В святилище, где сон и фимиам, Моим стихам о юности и смерти – Нечитанным стихам! –   Разбросанным в пыли по магазинам (Где их никто не брал…